Публикации / Политика, экономика, войны, оружие, заговоры, криминал / Волчья стая: НЕМЕЦКИЕ ПОДВОДНЫЕ ЛОДКИ VII СЕРИИ

Волчья стая: НЕМЕЦКИЕ ПОДВОДНЫЕ ЛОДКИ VII СЕРИИ

15 фев’ 2015 | 08:19
INNA



Серия VII, имевшая множество модификаций, была важнейшим типом лодок, участвовавших в подводной войне. За период Второй мировой войны подлодки VII серии совершили более 2600 боевых походов, во время которых было потоплено приблизительно 1365 кораблей противника, в том числе 190 военных. Из более 700 построенных лодок VII серии свыше 400 было уничтожено, в основном вместе с экипажами.

Средних размеров, с хорошими мореходными качествами и легко управляемые, подводные лодки VII серии имели дополнительное превосходство в том, что они были дешевле в постройке и меньше альтернативных проектов, что означало возможность построить больше единиц при ограниченном морском бюджете и в пределах ограниченного тоннажа англо-германского военно-морского соглашения. Кроме того, лодки VII серии отличались надежностью конструкции и были способны действовать в северных и центральных районах Атлантики, их боевые возможности ограничивались объемом топлива и боезапаса на борту.



Подводные лодки VII серии имели более высокую скорость погружения по сравнению с более крупными лодками IX серии, что имело решающее значение для экипажей; кроме того, в экстренных случаях они были способны без каких-либо последствий погружаться на глубину, значительно превышающую максимальную проектную. Главным недостатком подводных лодок VII серии была теснота отсеков, тем не менее многие подводники предпочитали нести службу именно на них по причине большей "безопасности" по сравнению с подводными лодками IX серии.

Несмотря на то, что подводные лодки VII серии имели свои недостатки, их боевые и эксплуатационные характеристики оказались хорошо сбалансированными, и в ходе войны эти подлодки постоянно совершенствовались и проходили модернизацию. Хотя 30 сентября 1943 года распоряжением BdU закладка новых лодок этой серии была прекращена, отказаться от использования подлодок VII серии до массового вступления в строй и боевого применения подлодок XXI серии было невозможно. По этой причине во второй половине войны конструкция этих лодок активно дополнялась новыми техническим оснащением, в частности, радиоэлектронными и радиотехническими устройствами и шноркелями, что позволило лодкам VII серии вести боевые действия вплоть до окончания Второй мировой войны.



КОНСТРУКЦИЯ



Подводные лодки VII серии были полуторакорпусными. Прочный корпус имел цилиндрическую форму диаметром 4,7 м в районе центрального поста и плавно сужался по направлению к носу и корме. Толщина металлического листа прочного корпуса в центральной части и в оконечностях лодки соответственно составляла 18,5 и 16,0 мм. Поверх прочного корпуса устанавливался легкий корпус, образующий свободно затопляемое пространство между корпусами. Между палубой и верхней частью прочного корпуса прокладывался трубопровод вентиляционной системы и размещались хранилища первых выстрелов к палубному орудию и зенитной пушке, небольшая спасательная шлюпка, боезапас торпед, а также большинство баллонов системы сжатого воздуха. Отличительными чертами подводных лодок VII серии являлись бортовые були балластных и уравнительных цистерн, которые приваривались к прочному корпусу на уровне ватерлинии.

Конструктивно прочный корпус состоял из шести секций, носовой и кормовой оконечностей. Отсек центрального поста был отделен от других отсеков сферическими переборками, способными выдержать давление 10 атмосфер со стороны вогнутости (со стороны кормы и носа). Остальные переборки являлись легкими и были рассчитаны только на аварию в надводном положении. Рубка была установлена на средней части прочного корпуса, внутри нее располагался боевой пост командира подводной лодки. Непосредственно на мостике находились направляющие перископов и подставка оптического прибора управления стрельбой (UZO), использовавшегося при атаке из надводного положения, нактоуз главного компаса и люк, ведущий вниз в боевую рубку. На стенке рубки по правому борту имелась щель для выдвижной антенны радиопеленгатора. Задняя часть мостика была открыта и выходила на кормовую платформу, имевшую ограждение в виде поручней.

Рассмотрение расположения отсеков начинается с кормы лодки, во избежание путаницы в расположении оборудования относительно правого или левого борта.

В кормовой части легкого корпуса вне прочного корпуса находилась кормовая балластная цистерна. Первым отсеком в прочном корпусе являлся отсек кормового торпедного аппарата и электродвигателей. Начиная с подводных лодок типа VIIB, кормовой торпедный аппарат размещался внутри прочного корпуса, что, в отличие от подводных лодок типа VIIA, позволяло перезаряжать его и проводить обслуживание находящейся в нем торпеды. Кроме торпедного аппарата, в отсеке располагались два электродвигателя фирм Siemens, AEG или Brown-Bovery мощностью 375 л.с. каждый с установленными над ними главными распределительными щитами. При надводном ходе вал каждого электродвигателя соединялся с валом дизельного двигателя, при этом электродвигатели работали в генераторном режиме, обеспечивая зарядку аккумуляторных батарей. Под палубным настилом между электродвигателями хранилась одна запасная торпеда. Ближе к кормовому торпедному аппарату располагались два компрессора сжатого воздуха (слева по борту – электрический и справа по борту – дизельный). Вместе они наполняли установленные на подводной лодке баллоны сжатым воздухом общим объемом 3,46 куб.м (с 1944 года – 5,2 куб.м). Между компрессорами и электродвигателями располагался дублирующий пост ручного управления вертикальным рулем. Под частью торпедного аппарата, находившейся в прочном корпусе, размещалась дифферентная цистерна, а под компрессорами – две торпедозаместительные. В верхней части корпуса ближе к отсеку дизельных двигателей находился торпедопогрузочный люк.

Следующим от кормы к носу лодки располагался отсек дизельных двигателей. В нем находилось два дизеля мощностью 1160 л.с. (на лодках типа VIIA) и 1400 л.с. (на лодках типа VIIB и последующих типов) F46 фирмы F. Krupp Germaniawerft AG или аналогичные двигатели M6V 40/46 с турбонаддувом системы Бюхи фирмы MAN. Для сгорания топлива в дизели подавался воздух по трубопроводу, проложенному к ограждению рубки между прочным и легким корпусом, а для отвода выхлопных газов каждый дизель был снабжен выхлопными патрубками. Дизельные двигатели стояли на мощных опорах; в центральной части отсека над проходом между двигателями располагались расходные баки дизельного топлива. Все оставшееся свободным от фундаментов двигателей пространство в нижней части отсека занимали цистерны машинного масла. В этом же отсеке размещались баллоны со сжатым воздухом для запуска дизелей и баллон с углекислым газом для тушения пожаров.

Следующим после машинного отделения от кормы к носу лодки располагался жилой отсек унтер-офицеров. В задней части отсека слева по борту находился камбуз и кладовая с запасами провизии, а справа по борту – гальюн. Как правило, в нем хранились съестные припасы, и весь экипаж пользовался другим гальюном, находившимся в носовой части лодки. Далее в сторону центрального поста располагалось по две пары двухъярусных коек вдоль каждого борта, под нижними парами которых находились два баллона сжатого воздуха. Между двухъярусными койками были установлены два складных стола, а над койками – тридцать шесть небольших ящиков, в которых хранились личные вещи матросов и унтер-офицеров. Так как отсек связывал центральный пост с камбузом, отсеком дизельных двигателей и отсеком электродвигателей, из-за постоянно царившего здесь шума, гама и беготни немецкие подводники между собой называли его "Потсдамская площадь". Вдоль правого и левого борта жилого отсека унтер-офицеров располагались топливные цистерны, переходившие под центральный отсек, а под палубным настилом в центральной части – аккумуляторные батареи в одиннадцать рядов, состоявшие из 62 элементов 27 MAK 800 емкостью 8480 ампер/часов при 20-часовой разрядке, позднее 33 MAL 800 емкостью 9160 ампер/часов при 20-часовой разрядке.

Следующим после жилого отсека унтер-офицеров от кормы к носу лодки располагался отсек центрального поста с установленной на нем рубкой. Как уже было сказано выше, он был отделен от кормового и носового жилых отсеков водонепроницаемыми сферическими переборками и являлся отсеком-убежищем. В средней части отсека возвышалась большая цилиндрическая труба с внутренней лестницей к боевой рубке, из которой осуществлялось управление лодкой в боевой обстановке. Справа по борту в задней части отсека у водонепроницаемой переборки располагалась главная трюмная помпа, далее в сторону носа лодки – гирокомпас и два масляных насоса гидравлической системы. После них справа по борту находился распределительный щит электроприборов вентиляционной системы и три группы вентилей, регулирующих подачу сжатого воздуха в балластные цистерны. На подводных лодках VII серии устанавливались два перископа: посредине отсека центрального поста находилась шахта командирского перископа, а ближе к носовой части – рабочая часть зенитного перископа. Справа от рабочей части зенитного перископа располагались штурвалы кормовых и носовых горизонтальных рулей глубины. Управление горизонтальными рулями осуществлялось с помощью электрического привода; в случае выхода его из строя происходил переход на ручное управление. Ниже штурвалов горизонтальных рулей глубины находилась группа баллонов сжатого воздуха. Далее справа по борту перед передней водонепроницаемой переборкой находился пост управления вертикальным рулем, включавший в себя электрический привод управления рулем, машинный телеграф управления двигателями, репитер гирокомпаса и указатель скорости. Слева по борту в задней части отсека у водонепроницаемой переборки располагалась вспомогательная помпа, далее слева по борту размещался стол для хранения карт; над столом находился индикатор ультразвукового эхолота "Atlas". В средней части центрального отсека слева по борту размещался штурманский стол; на лодках, построенных во второй половине войны, под штурманским столом размещались устройства счетно-решающего прибора управления торпедной стрельбой T.Vh.Re.S.3. Под палубным настилом отсека центрального поста находилась балластная цистерна объемом 47,7 куб.м, а со стороны кормы и носа лодки к ней примыкали топливные цистерны.

На средней части прочного корпуса над отсеком центрального поста устанавливалась рубка, внутри которой находился боевой пост командира подводной лодки. В ней располагались следующие устройства: рабочая часть командирского перископа, откидное кресло, вращавшееся вместе с командирским перископом, счетно-решающий прибор управления торпедной стрельбой, электрический привод управления вертикальным рулем, машинный телеграф, репитер гирокомпаса и люк для выхода на мостик.

Следующим от кормы к носу лодки располагался носовой жилой отсек, условно разделявшийся на жилой отсек офицеров и жилой отсек старших унтер-офицеров. Слева по борту возле водонепроницаемой переборки, отделявшей этот отсек от отсека центрального поста, находилась "каюта" командира лодки. В ней располагались койка, откидной столик и встроенный в обшивку стены небольшой шкаф. Командир лодки был единственным на борту, кто имел подобие уединения – его "каюта" отделялась от прохода шторой. Напротив, через проход, располагались радиорубка и гидроакустическая рубка. Это размещение было очень удобным – в случае необходимости радист и акустик могли немедленно связаться с командиром. Далее в сторону носа лодки располагались двухъярусные койки офицеров, по две у каждого борта. Поскольку в штате экипажа лодки помимо капитана было три офицера, одну койку убирали; по левому борту был установлен стол. Далее, за легкой переборкой, находился жилой отсек старших унтер-офицеров. В нем располагались по две двухъярусных койки вдоль каждого борта; по правому борту был установлен складной стол. Слева по борту перед легкой переборкой, отделявшей этот отсек от отсека носовых торпедных аппаратов, находился гальюн. Под палубным настилом жилого отсека в центральной части относительно правого и левого борта располагались аккумуляторные батареи, также состоявшие из 62 элементов 27 MAK 800 емкостью 8480 ампер/часов при 20-часовой разрядке, позднее 33 MAL 800 емкостью 9160 ампер/часов при 20-часовой разрядке, а под радиорубкой – боезапас палубного орудия.

Последним от кормы к носу лодки был отсек носовых торпедных аппарата. В нем находилось четыре торпедных аппарата, длина торпедных труб в пределах отсека составляла около 4-х метров. Торпедные аппараты располагались по два в двух вертикальных рядах; нумерация аппаратов была справа налево сверху вниз. В этом отсеке находилось десять торпед – четыре в торпедных аппаратах, по одной вдоль правого и левого борта, и четыре – под палубным настилом; вместо торпед подводные лодки могли принимать в отсек 20 мин ТМА или 30 мин ТMB. Для погрузки торпед и заряжания торпедных аппаратов к потолку отсека вдоль каждого борта были прикреплены подъемно-транспортные устройства для подачи торпед в торпедные аппараты; в верхней части прочного корпуса ближе к жилому отсеку находился торпедопогрузочный люк, через который с верхней палубы загружались запасные торпеды. Носовой отсек также служил жилым помещением для торпедистов, электриков и механиков. По обе стороны в задней части отсека располагалось по три двухъярусных откидных койки, между койками подвешивались парусиновые гамаки с пробковыми матрасами. Пока две торпеды из торпедных аппаратов не были израсходованы и находившиеся вдоль бортов торпеды не заряжались в торпедные аппараты, откинуть койки верхнего яруса не представлялось возможным, и морякам приходилось спать на чужих местах либо в гамаках. Торпеды, приборы и оборудование занимали в отсеке почти все свободное место, оставляя морякам небольшое свободное пространство. Через каждые три-четыре дня основные части торпеды проходили проверку, для чего приходилось освобождать место для осмотра торпеды и извлекать ее из трубы аппарата или поднимать из-под палубного настила. Под нижними койками находилось четыре баллона сжатого воздуха, еще два баллона – вдоль каждого борта справа и слева торпедных аппаратов. В прочном корпусе под запасными торпедами находились две торпедозаместительные и дифферентная цистерны. В носовой оконечности лодки вне прочного корпуса находилась носовая балластная цистерна и цистерна быстрого погружения.



ОСОБЕННОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ ПОДВОДНЫХ ЛОДОК VII СЕРИИ

U-441

Весной 1943 года Карл Дёниц был вдохновлен успехом U-333, которая, оставшись на поверхности при переходе через Бискайский залив, смогла сбить атаковавший ее британский "Веллингтон". Он немедленно приказал перестроить некоторые подводные лодки в "ловушки для самолетов", способные нести мощное зенитное вооружение и предназначенные служить как эскорт для совершающих переход в надводном положении групп лодок. Возможность пересечения Бискайского залива на поверхности имела огромную важность, так как его форсирование под водой было медленным, расточительным в плане припасов и тяжелым как для техники, так и для людей. Но даже эти меры только повышали безопасность, но не гарантировали ее, поскольку на каждые двенадцать часов плавания лодкам необходимо было не менее двух часов находиться на поверхности, заряжая аккумуляторы. Кроме того, вынужденный переход через залив в подводном положении приводил к тому, что срок патрулирования сокращался почти вдвое.

Первая "ловушка для самолетов", U-441, была готова в конце мая 1943 года. Ее зенитное вооружение составляли два счетверенных 20-мм автомата "фирлинг" и один 37-мм автомат. Мощь этого зенитного вооружения оказалась неожиданностью для британских ВВС, и в первом плавании U-441 добилась некоторых успехов, уничтожив 24 мая британский "Сандерленд". Прошло почти два месяца, прежде чем союзниками были разработаны эффективные меры противодействия. За первые три дня августа, несмотря на усиленное зенитное вооружение, в заливе были потоплены четыре подводные лодки (U-383, U-454, U-106 и U-706). 3 августа 1943 года Карл Дёниц признал поражение и запретил лодкам пересекать Бискайский залив на поверхности.

Кроме U-441, в "ловушки для самолетов" были переоборудованы подводные лодки U-256, U-621 и U-953. Осенью 1943 года командование Кригсмарине сделало попытки использования "зенитных" подводных лодок в нескольких операциях для прикрытия действий лодок в Центральной Атлантике, однако не добившись успехов ни в одной из этих операций, в ноябре 1943 года - январе 1944 года приказало переоборудовать их в обычные подводные лодки.

U-255

Во время Второй мировой войны существовал только один район, где Кригсмарине и Люфтваффе успешно взаимодействовали. Действуя главным образом из Тромсё (Норвегия), авиационная группа SAGr 130, вооруженная летающими лодками Bv-138C, постоянно вела разведку маршрута движения конвоев в Мурманск до сентября 1942 года, когда появление эскортных авианосцев сделало эту задачу опасной.

Непосредственное взаимодействие подводных лодок и авиации заключалось в передаче топлива самолетам для увеличения времени патрулирования. В результате этого Bv-138 смогли удвоить радиус поиска, выходя на встречу с лодками в закрытых водах у Шпицбергена и Новой Земли, где дозаправлялись для обратного полета. Известно, что 14 августа 1942 года U-255 осуществляла заправку топливом в море летающей лодки Bv-138.

В конце лета 1943 года взаимодействие между этой авиагруппой и 13-й флотилией подводных лодок возобновилось. 1 августа U-255 основала на северо-восточном побережье острова Северный архипелага Новая Земля (СССР) временный пункт заправки летающих лодок. 5, 6, 7 и 11 августа Bv-138 совершила четыре полета для ведения глубокой разведки в Карском море в поисках конвоев, однако ей не удалось обнаружить никаких заслуживающих внимания целей для группы подводных лодок "Викинг" (U-302, U-354 и U-711). Немецкое командование уделяло излишнее внимание району между Диксоном и проливом Вилькицкого, где в течение годовой навигации успевало пройти не более двух-трех небольших конвоев.

U-711, U-957 и U-739

В ночь на 25 сентября 1944 года немецкие подводные лодки U-711, U-957 и предположительно U-739 высадили на мысе Стерлигова (Карское море) диверсионно-разведывательную группу в количестве двадцати пяти человек, захватившую советскую полярную станцию. Немцам удалось пленить шестерых зимовщиков (один из них сумел сбежать при погрузке на подводную лодку) и захватить ряд важных секретных документов. Десант находился на берегу около двух суток из-за большого волнения на море, и все это время немцы заставляли радиста полярной станции передавать сводки погоды в точно назначенное время.

Спустя двое суток перед возвращением на подводные лодки десант уничтожил радиостанцию, оружие, документы, запасы продовольствия и обмундирования. Приняв десант, U-711, U-957 и U-739 незамедлительно покинули Карское море, и до конца войны больше в нем не появлялись. За проведение этой "героической" операции командир U-957 обер-лейтенант Шаар был награжден Рыцарским крестом.

U-295, U-716 и U-739

В январе 1945 года немецкое командование для потопления линкора "Архангельск" в Кольском заливе решило использовать три подводные лодки VII серии U-295, U-716 и U-739 в качестве носителей двух сверхмалых подводных лодок "Biber" ("Бобр"). 7 января отряд вышел в море из Харштадта, но по прошествии двух суток выяснилось, что четыре из шести "Бобров" вышли из строя по причине утечек топлива из бензосистем, и при попытке выполнения задачи их экипажи были бы обречены на смерть от отравления парами бензина. В результате командование Кригсмарине временно отказалось от проведения этой операции, но как позже выяснилось - навсегда.

Сверхмалые подводные лодки "Biber" ("Бобр") нельзя считать удачным типом субмарин, но сам факт применения подводной лодки VII серии в качестве носителя свидетельствует о ее универсальности.



http://www.u-boote.ru/boats/vii.html

Комментарии:

Нет комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Зарегистрируйтесь и авторизуйтесь на сайте.
Loading...