Публикации / Политика, экономика, войны, оружие, заговоры, криминал / Субмарина U-9 против трех крейсеров. Давид и три Голиафа

Субмарина U-9 против трех крейсеров. Давид и три Голиафа

01 окт’ 2015 | 07:20
INNA



Гибель «Абукира», «Хога» и «Кресси» стала поворотным моментом в истории военно-морской тактики. Отныне никто не смел недооценивать субмарины – в ведущих флотах мира в срочном порядке разрабатывались инструкции по противодействию им за счёт противолодочных манёвров, наращивания скорости на марше и прикрытия ордеров эсминцами. Изменилась и конструкция кораблей – отныне в неё стали закладывать противоторпедные були, опускать бронепояса заметно ниже ватерлинии, а также устанавливать бронированные противоторпедные переборки. Атака германских подводников в одночасье изменила картину морской войны


В начале Первой мировой войны репутация подводных лодок как рода войск была весьма спорной. Несмотря на успешные действия в предыдущих конфликтах, бурный технический прогресс и пристальное внимание к ним теоретиков военно-морского дела, субмарины всё ещё воспринимались как экзотика сомнительной ценности. Каждый уважающий себя флот имел их на вооружении, но командование в точности не знало, что с ними делать. Подводники же, вынужденные воевать на крайне несовершенных аппаратах в крайне опасных условиях, словно соревновались в отчаянности с другими энтузиастами той поры – авиаторами. Однако этому положению было суждено измениться уже на второй месяц войны – 22 сентября 1914 года.

Действия флотов в начале войны

Британский Королевский флот, как и его главный оппонент в Атлантике – германский Флот открытого моря – действовал весьма осторожно, словно игнорируя бравурный «звон сабель» в высших политических эшелонах. Линкоры оставались под прикрытием береговых батарей, оставив море лёгким силам флота. Так, 28 августа 1914 года при Гельголанде прогремели залпы линейных, броненосных и лёгких крейсеров. Такая картина оставалась типичной и далее – патрулирование и охранную службу вели именно крейсеры.


Королевский флот активно задействовал старые корабли, спущенные на воду в начале века. В этом Британия ничем не выделялась на фоне других сторон конфликта – все старались прощупать обстановку, возможности и боевой настрой врага, используя наименее ценные боевые единицы и подставляя их под удар взамен новейших кораблей. Одной из серий боевых кораблей, активно задействованных британцами, стали крейсеры типа «Кресси».

Несколько слов о типе «Кресси»

Серия состояла из шести броненосных крейсеров («Кресси», «Сатли», «Абукир», «Хог», «Башанти», «Юриалес»), которые были заложены на верфях в 1898–99 и встали в строй в 1900–02 годах (кроме «Юриалеса», на котором подняли флаг в 1904 году). Борта этих кораблей прикрывались бронепоясом толщиной от 51 до 152 мм, а толщина бронепалубы составляла от 25 до 76 мм. Главный калибр в числе двух 234-мм пушек размещался в кормовой и носовой башенных установках, а вспомогательный калибр (двенадцать 152-мм орудий) устанавливался в бортовых казематах. Кроме того, на каждом крейсере стояли четырнадцать пушек калибра 76 мм и три лёгких орудия калибра 37 мм. Паровые машины кораблей выдавали ход в 21 узел.

Очевидно, что к началу Первой мировой войны броненосные крейсеры типа «Кресси» морально устарели, будучи слишком медленными, слабовооружёнными и имея весьма слабую броню. Эти корабли были обречены на поражение при встрече с любым современным вымпелом, особенно если учесть неудовлетворительный уровень подготовки их личного состава, набранного по большой части из резерва. Интересно, что против самостоятельного патрулирования крейсеров этого класса горячо выступал Уинстон Черчилль – тогдашний Первый лорд Адмиралтейства.

Британцы выходят в море

17 сентября 1914 года в Северное море вышли крейсеры 7-го крейсерского дивизиона под командованием контр-адмирала Артура Кристиана. Их общая задача состояла в поддержке эсминцев, минных заградителей и субмарин, прикрывавших пролив Ла-Манш от прорыва туда германских соединений. Четыре крейсера («Абукир», «Кресси», «Хог» и «Юриалес»), сведённые в отдельное тактическое соединение «С», вышли для патрулирования района от побережья Голландии до минных постановок в устье Темзы. Контр-адмирал Кристиан держал флаг на «Юриалесе».

Флагманский корабль вскоре покинул ордер из-за недостатка угля и повреждения радиоантенны, полученного в результате шторма, и Кристиан передал командование соединением капитану 1-го ранга Джону Драммонду, шедшему на «Абукире». Нельзя не упомянуть о том, что погода была настолько плохой, что эсминцы не могли сопровождать крейсеры в походе, да и последние вышли в море с опозданием на сутки.

Дебют субмарины U-9

20 сентября в тот же район выдвинулась подлодка U-9 под командованием капитан-лейтенанта Отто Веддигена – одна из первых германских субмарин, вставшая в строй в 1910 году. Пожалуй, важнейшим её козырем был чрезвычайно опытный командир и отлично подготовленный личный состав. Так, экипаж субмарины U-9 первым в мире выполнил перезарядку торпедных аппаратов в подводном положении.

Технически подлодка не представляла собой ничего особенного: четыре керосиновых мотора надводного хода выдавали скорость в 14,3 узла, а два электрических – 8,2 узла (под водой). Вооружение субмарины состояло из четырёх 450-мм торпедных аппаратов.


Задача U-9 была типичной – барражирование в определённом ей районе и свободная охота на проходящие корабли неприятеля. Нельзя не отметить, что это стало первым боевым походом данного вымпела.


Капитан-лейтенант Веддиген получил разведданные о наличии крупных кораблей англичан в заданном районе и потому проигнорировал несколько транспортов и миноносцев, оставаясь в подводном положении. В это время британское соединение «С» двигалось курсом норд-норд-ост (к побережью Голландии) в строю кильватера, держа скорость 10 узлов. Удивительным фактом является то, что крейсеры шли прямо, не применяя противолодочного манёвра и со скоростью ниже рекомендованной (12–13 узлов). 22 сентября в 6:10 на дистанции в 33 морские мили от Роттердама на германской подлодке засекли шумы нескольких крупных кораблей. Веддиген приказал начать сближение и всплытие под перископ. Панорама показала легко узнаваемые очертания с четырьмя трубами, и капитан-лейтенант сразу опознал их как крейсеры типа «Кресси». Немедленно последовал приказ на погружение и выход на выгодный для пуска ракурс. Веддиген записал в бортовом журнале, что дистанция поражения была уже набрана, но он хотел сработать наверняка и решил подобраться поближе.

Атака из-под воды

В 6:25 подлодка U-9 произвела первый пуск торпед по шедшему головным «Абукиру». Менее чем через минуту прогремел подводный взрыв, пришедшийся намного ниже бронепояса по левому борту. Крейсер быстро накренился, а экипаж начал борьбу за его живучесть, выполнив контрзатопление правобортных отсеков. Первой мыслью капитана Драммонда был подрыв на мине, так как активность вражеских подводных лодок в этом районе отмечалась как крайне низкая. По этой причине сигнал по отряду не приближаться был дан чрезвычайно поздно, и «Хог» успел подойти вплотную к «Абукиру» для оказания помощи.

Пара крейсеров с застопоренными машинами представлялась идеальной мишенью для подводников. При этом шедший мателотом «Кресси» находился в двух милях и не мог оказать помощи даже в случае немедленного обнаружения подлодки. Веддиген приказал описать полуциркуляцию, заходя с кормового ракурса. Вторая торпеда пошла к «Хогу» с «пистолетной» дистанции в полтора кабельтова (280–300 метров). Идеальный ракурс и расстояние исключали промах в исполнении столь опытного экипажа. «Хог» получил попадание в область крюйт-камеры с 234-мм снарядами. Раздался сильнейший взрыв, и крейсер сразу же дал дифферент на корму. При этом субмарина не успела принять воду в цистерны для парирования утраты массы торпеды и подвсплыла. По ней немедленно открыли огонь с «Хога», однако попаданий не добились, и Веддиген успел увести свой корабль на глубину, выйдя из-под обстрела.


«Абукир» и «Хог» быстро набирали критические углы крена. Прошло чуть более получаса после первого взрыва, когда стало ясно, что «Абукир» обречён – крен перевалил за 20 градусов. Ещё быстрее кренился «Хог», получивший куда более серьёзные повреждения от вторичного взрыва в крюйт-камере. Примерно через 10 минут после попадания «Хог» начал опрокидываться и вскоре пошёл ко дну. «Абукир» пережил своего собрата всего на пять минут.


В это время «Кресси» подошёл довольно близко к месту боя, и его носовые орудия открыли огонь по перископу U-9. Веддиген скомандовал срочное погружение и манёвр, в результате чего цель британцами была потеряна, а на «Кресси» раздались радостные крики – экипаж полагал вражескую лодку уничтоженной. За такую беспечность им вскоре пришлось поплатиться – U-9 выходила на новую атаку. Описав циркуляцию, субмарина вынырнула под перископ на дистанции около пятисот метров. Её вновь обстреляли с «Кресси», но безуспешно. В ответ немцы разрядили третий аппарат и также промахнулись. В 7:20 четвёртая германская торпеда поразила крейсер, но фатальных разрушений не причинила, и экипаж U-9 стал спешно заряжать аппарат последней торпедой. Между 7:20 и 7:30 подлодка вновь описала циркуляцию и, наконец, положила торпеду в борт «Кресси». Вторая пробоина оказалась настолько крупной, что корабль затонул уже к 7:55.

Таким образом, единственная субмарина водоизмещением всего 611 тонн чуть более чем за час потопила три весьма крупных боевых единицы.

Последствия катастрофы

Пока U-9 с триумфом возвращалась домой, в море пытались спасти выживших британских моряков. Важную роль в этом сыграли шлюпки «Хога», спущенные после торпедирования «Абукира» и избежавшие участи своего корабля. Всего через час к месту трагедии подошли голландские транспорты «Флора» и «Титан» – сказывалась чрезвычайная оживлённость этой морской трассы. Чуть позже прибыли два английских траулера, а последними (в 11:00) – эсминцы коммодора Реджинальда Тервитта. Всего удалось спасти 837 человек, а 1459 моряков, включая Джона Драммонда, погибли.

Интересна судьба истинного баловня фортуны, кадета-стажера Венмана Викхэм-Масгрейва, служившего на «Абукире». После того как крейсер был торпедирован, он успел подняться на борт «Хога», который через несколько минут после этого также получил торпеду. Когда «Хог» стал тонуть, Викхэм-Масгрейв прыгнул за борт, сумел вырваться из воронки, которая образовывается при затоплении крупного корабля, и спастись на борту «Кресси», чтобы опять оказаться в воде после гибели и этого корабля. Везучий кадет стал единственным человеком за всю историю морских войн, пережившим летальные торпедные атаки на трёх разных кораблях за один день и, более того, в течение одного часа.


Отто Веддиген вернулся в Киль 23 сентября, будучи национальным героем, так как весть о потоплении сразу трёх вражеских крейсеров уже успела долететь до Германии. 15 октября его подлодка расправилась с ещё одним устаревшим британским крейсером «Хок». В 1915 году Веддигена перевели на должность командира субмарины U-29, которую вскоре после этого потопил тараном британский линкор «Дредноут».


Для Британии гибель трёх крейсеров стала шоком. Трагедия такого масштаба требовала виноватых для «публичной порки», и «стрелочниками» назначили капитана Драммонда (за несоблюдение мер противолодочной безопасности) и контр-адмирала Кристиана (за то, что он покинул отряд, оставив его на столь безалаберного заместителя). Однако масштаб катастрофы никак не соответствовал наказанию – Кристиану вынесли порицание, чем дело и ограничилось.


Очевидным стало то, что тактика британского флота совершенно не соответствует реалиям новой войны – флот не имел даже инструкций по противодействию подлодкам, а Отто Веддиген отмечал, что английские корабли даже не пытались уклоняться от его торпед, спеша к месту боя один за другим.


Гибель «Абукира», «Хога» и «Кресси» стала поворотным моментом в истории военно-морской тактики. Отныне никто не смел недооценивать такое оружие как субмарины – в ведущих флотах мира в срочном порядке разрабатывались инструкции по противодействию им за счёт противолодочных манёвров, наращивания скорости на марше и прикрытия ордеров эсминцами. Изменилась и конструкция кораблей – отныне в неё стали закладывать противоторпедные були, опускать бронепояса заметно ниже ватерлинии, а также устанавливать бронированные противоторпедные переборки. Атака германских подводников в одночасье изменила картину морской войны.



Германские субмарины в Кильской бухте летом 1914 года. Великобритания оказалась не готовой к пртиводействию этой новой угрозе.



Чертеж подводной лодки U-9. Эта субмарина, построенная в 1910 году, была вооружена двумя носовыми и двумя кормовыми торпедными аппаратами.



Тяжелый броненосный крейсер "Хог", вооруженный двумя девятидюймовыми, двенадцатью шестидюймовыми и четырнадцатью 76-миллиметровыми пушками. .



Однотипный с "Хогом" крейсер "Кресси".



Гибель крейсера "Абукир" и взрыв второй немецкой торпеды у борта "Хога".



Команда "Кресси" пытается спастись с тонущего корабля.



Триумфальное возвращение U-9 в Киль.



Офицеры и матросы U-9, награжденные за уничтожение трех британских крейсеров Железными крестами. Второй слева в первом ряду - капитан подлодки Отто Веддиген.

Комментарии:

Нет комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Зарегистрируйтесь и авторизуйтесь на сайте.
Loading...